Большая рыба, Маленькая рыба
Автор G'Dzin   
10.04.2006 г.

Big fish little fishИ снова пот выступил на верхней губе.

В течении всего срока обучения в академии, в течении всей службы Легиону, во время каждого своего темного дела Монк Добис сталкивался с капризами собственной нервной системы. Он мог убрать из своего голоса любую интонацию, вжиться в любую роль, которую требовал его статус шпиона, спокойно занести свой маршрут в бортовой журнал и захлопнуть входной люк с улыбкой победителя на устах. Однако в этот момент все его тело рвалось на части под воздействием выделяющегося адреналина, а усики непокорной совести оплетали разум. Не раз его поражал нервный тик, он начинал заикаться, ставя на грань краха все свои планы, и не раз из-за этого ему приходилось буквально цепляться за жизнь. Однако пока судьба его хранила, судьба была на его стороне, и он старался выжать из своего капризного организма максимум того, на что тот был способен.

Вытирая блестящие капли с губы, он терпеливо ждал, пока подъемник достигнет входа в док Ангара 3С, висящего в самом центре пустоты этого разбитого станционного комплекса, где его уже ждала, жужжа энергогенератором, любовь всей его жизни. Bad Ike’s Rumour, или просто Румор – самый быстрый фрегат и в этом захолустье, и во многих других регионах. С ним его связывало больше, чем с любым другим судном. Благодаря старушке Судьбе они вместе выходили целыми из многих передряг.

Остановившись, подъемник открыл двери у входа в ангар. Как только Монк увидел открывшийся коридор, острый приступ предчувствия опасности разлился по всему телу. Подавив в себе мысли о важности того, что ему предстояло сделать и ненависть к тем, кто заставил его взяться за это дело, он проскользнул в холл. Внезапно путь к Румору преградил техник Intaki, задумчиво бредущий куда-то в полной тишине. Встреча была стремительной, шпион быстро скрылся с глаз незнакомца, однако его терзали смутные предчувствия, что молодой человек все же успел заметить его.

Замедлив шаги, и выровняв дыхание, он продолжил идти. Еще не достигнув конца коридора, он набрал последовательность кодов дока Ангара 3С и получил доступ к огромному цилиндрическому пространству, где, затихший и неподвижный, расположился его корабль. Приближаясь к главному пульту управления доком, он на мгновение приостановился и задался вопросом, сколько же еще придется этим заниматься. Множество вымышленных имен и несуществующих личностей были наброшены и скинуты, словно ненужные театральные костюмы, всего лишь с одной единственной целью. После месяцев планирования, внедрения, идеально сыгранных ролей ему оставалось нажать всего несколько кнопок и вновь ввергнуть себя в самую мерзкую мерзость.

Каждый раз Монк смаковал этот момент, эту секунду, когда жгучая ненависть к самому себе смешивалась с пьянящей радостью, поскольку он видел, как растет его статус, видел, как увеличивается его личная значимость по сравнению с обреченными на тяжелый труд бывшими соотечественниками.

Звук, раздавшийся из коридора, прервал его мечты. Шагнув к дверному проему и выглянув за угол, он увидел четкий силуэт низкорослого интаки в форме десантника, идущего в направлении дока.

Пришло время девствовать, подумал он, бросившись к пульту управления. Секунду спустя, промелькнул головокружительный поток чисел, стерев следы огромного богатства, его корпоративные счета были девственно чисты. Он сделал то, что был должен, его миссия здесь была завершена, и можно было возвращаться домой. Можно отказаться от чужих документов, вычеркнуть из памяти этот отрезок жизни и провести следующие год или два в каком-нибудь райском местечке, до тех пор, пока все не повторится снова.

Он уже был на середине подъема к месту посадки капсулы, размышляя о том, как все вышло до смешного просто, когда услышал шаги, раздавшиеся снизу, с главной платформы. Бросив взгляд через плечо, он увидел, как техник зашел в комнату оправления, без колебания шагнул к панели дока и с быстротой молнии ввел код доступа.

С низким гулом капсула Монка начала отделятся от посадочной площадки. Яркие огни дока внезапно сменились металлическим сумраком. Монк почувствовал, как свинцовая тишина опустилась на него, исчезла даже почти неслышимая трель селекторной связи на всей станции.

Он развернулся на лестнице в сторону техника, чья фигура темнела на платформе, нацепив самую свою возмущенную маску. И тут же в смущении понял, что маленький интаки вряд ли может видеть его лицо, он услышал голос:

«Намного лучше… Более подходящая обстановка для общения».

Едва упало последнее слово, Монк услышал низкий хлопок и почувствовал, как его колени подгибаются, превращаясь в желе. Пока он кувыркался вниз по лестнице, в его голову пришла сумасшедшая мысль, что наконец-то судьба решила потребовать плату за свое многолетнее покровительство.

Он свалился на платформу бесформенной кучей, одна из ног неестественно изогнулась. Техник был уже за главным пультом управления, его пальцы работали уверено, с почти сверхъестественной стремительностью.

«Какого…» начал было Монк.

«Тихо», мягко сказал интаки, заканчивая работу с клавиатурой. Он вынул паропистолет из кобуры и направился к Монку. Встав на одно колено, так что ствол оружия находился всего в нескольких дюймах от лица испуганного мужчины, он начал говорить, негромко и убедительно.

«Мистер Добис, ваши финансовые активы связаны через легко прослеживаемые каналы со счетами корпорации, имеющей конкурентные интересы по отношению к нашей собственной. То, что вы здесь сделали, еще раз подтверждает, что вы их агент, что вы подрываете работу партнеров вашего нанимателя, а это подрывает репутацию вашего работодателя». Его интонации, так или иначе, сумели передать невысказанную угрозу, хорошо понятную Монку.

«События будут разворачиваться в течение следующих двух дней. Это даст вам возможность избежать ваших партнеров, которых вы так неосторожно предали. Правда, после этого, они будут в праве наказать вас так, как сочтут нужным». Тень улыбки играла в его тонких губах.

«Почему? Почему вы так поступаете со мной?» спросил Монк после нескольких секунд тишины.

«Сочтите это ценой, которую вам придется заплатить, мистер Добис, это ваша кармическая плата, если вам будет угодно. И будьте благодарны за то, что сыграли эту незначительную роль, незначительную по сравнению с тем, что происходит и что недоступно вашему пониманию. Месяц спустя, если вы еще будете живы в этот момент, вы сможете оглянуться назад и увидеть след, который вы оставили в истории. Все что я сказал здесь, я сказал только потому, что вы мне нравитесь. И это, согласитесь, больше, чем заслуживает какой-то шпион корпорации».

Пока произносились эти слова, маленький человек спрятал оружие и быстро нажал последовательность клавиш на пульте, вернув док в нормальный режим работы.

Когда он молча выходил через дверь, Монк успел заметить имя на его жетоне: Н Леутре.

Грохочущий шквал мыслей обрушился на него, воспоминания легендарных историй, которые рассказывались шепотом сквозь табачный дым, парализовали его разум.

Никуес Лейтре. Аэрон Ассис. Брокер.

Обычный холодный пот почему-то не выступил на губе…

Последнее обновление ( 10.04.2006 г. )